Максималист-Максимизатор

Фото: © sport.ua

Известный украинский футболист и тренер Юрий Максимов в эксклюзивном разговоре с корреспондентами «БФ» рассказал о своих многочисленных пересечениях с Беларусью.

Юрий Максимов —одна из ярких звезд киевского «Динамо» и сборной Украины 90-х. Трехкратный чемпион Украины и обладатель Кубка страны, он одним из первых воспользовался уроками Валерия Лобановского и после головокружительного полугодия в Лиге чемпионов-1997/98 отправился в бундеслигу. В «Вердере» пара украинцев Виктор Скрипник — Юрий Максимов зажигала не по-детски, а наш герой отличился голом в ворота Оливера Кана в выигранном финале Кубка Германии.

Но что поразительно — это обилие Беларуси в карьере Максимова! Один из самых важных тренеров в его футбольной жизни — Анатолий Байдачный, с которым Юрий работал в родном херсонском «Кристалле». В дебютном матче за сборную Украины Максимов сыграл против сборной Беларуси — и забил ей в Минске! В киевском «Динамо» он дружил-конкурировал с Хацкевичем и Белькевичем, а первая команда в тренерской карьере Максимова — да-да, белорусская — минское «Динамо»!

Сейчас наставник, недавно отпраздновавший пятидесятилетие, находится в творческом отпуске, получает приглашения из Беларуси и едва не возглавил один набирающий ход амбициозный футбольный проект. Ну как было не поговорить с автором голов в ворота «Барселоны», «Баварии» и сборной Португалии, одним из самых заметных футболистов Украины первого десятилетия ее независимости?

«Баварийка» от Байдачного

— Юрий Вильевич, начать интервью хотелось бы с ваших пересечений с белорусскими командами, тренерами, сборными. Например, в Херсоне вы работали с Анатолием Байдачным.
— Много интересных воспоминаний, связанных с ним. Анатолий Николаевич — компанейский человек, любил шутить. Помню, он в Каховке дал разминку, которая называлась «Бавария». Тяжелый был комплекс упражнений, игроки после него начали жаловаться на усталость, а он говорит: «Да какая это «Бавария», это пока еще «Баварийка» — самое сложное впереди» (смеется)

— Каким был тогда «Кристалл»? За что боролась команда?
— В составе выступали пять мастеров спорта — считаю, это говорит о многом. Я после армии два года играл в первой лиге, в симферопольской «Таврии», а когда вернулся в «Кристалл» — застал мощную команду. Выделялись Леонид Гайдаржи, Игорь Гамула, Вадим Каратаев, Сергей Воронежский, Валерий Панчик. Кстати, тогда Николай Павлов был начальником команды, а Байдачный главным тренером — два бывших минских «динамовца». Команда выглядела очень прилично, играли квалифицированные футболисты.

Фото: © footbik.narod.ru

— Ваш дебютный матч за сборную Украины — против сборной Беларуси в Минске 28 октября 1992 года. Помните свой точный удар в том поединке? Он ведь спас гостей-­украинцев от поражения…
— В том поединке поменял Алексея Михайличенко минут за пятнадцать до конца игры. После моего удара мяч ударился о перекладину и залетел в ворота. Вот только не помню — то ли ногой бил, то ли головой. Было очень приятно, что отличился в дебютной игре за сборную, это придало уверенности в силах.

— Перед выходом на поле была установка агрессивно играть впереди?
— Всегда поддерживал любую атаку. Мне Сабо даже говорил: «Куда ты постоянно несешься?»

— Вообще, по тем матчам сборные Украины и Беларуси начала 90-х были равны? Какие впечатления оставила та белорусская команда?
— Ох, столько лет прошло, что и не вспомнишь. Тогда же и Беларусь получила независимость, только начинали играть сборные, первые шаги делали. После распада Союза некоторые пытались уехать, было очень непростое время. Рад, что со временем наши сборные обрели и игровой почерк, и потихоньку вернулись в боевые состояния.

Фото: © footballinussr.fmbb.ru

«На динамовской базе на Конча-Заспе был один телефон на всех»

— В киевском «Динамо» вы выступали вместе со многими белорусскими легионерами — Белькевичем, Хацкевичем, братьями Маковскими, многие ребята приезжали на просмотр. Они быстро влились в коллектив?
— С братьями Маковскими играть не приходилось. Я уже уехал, когда парни пришли в первую команду. Но они хорошие ребята, знаком с ними — всегда находилось, о чем поболтать.

— Белькевич и Хацкевич тогда держались обособленно в Динамо?
— Нет, такого не было. У нас играло не так много иностранцев, да и те — два белоруса, русский Леха Герасименко, все остальные украинцы. Нужно отметить, что сформировался очень дружный коллектив, все между собой общались, дружили и на поле, и вне его.

— Как минимум, Хацкевич был вашим конкурентом за место в основе. Как вам Александр молодых лет?
— У меня только приятные воспоминания от работы с Хацкевичем и Белькевичем. Валентин был очень улыбчивым парнем. Александр — боец. Вообще, ничего плохого о ребятах сказать не могу. А конкуренция… Это спортивный процесс. Все стремились себя показать с наилучшей стороны, еврокубки невероятно мотивировали. В команде была такая атмосфера, что каждый хотел себя проявить.

— Белькевич как-то легче пробился в состав?
— У Лобановского были тяжелые тренировки. Поначалу всем приходилось сложно, но со временем адаптировались и играли. У Валерия Васильевича все были равны, требовалось на поле доказывать, что ты достоин играть.

— Поначалу Хацкевичу с Белькевичем приходилось играть даже за «Динамо»-2, «Динамо»-3. Каким был их путь в основу?
— Мы все за «Динамо»-2 выступали, через резерв прошли. Те, кто мало играл, все равно поддерживали и набирали физическую форму в вторых командах киевлян. Это помогало находиться во тонусе все время, и мы к этому относились нормально.

Где они раскрылись? Белькевича и Хацкевича заметили еще на Кубке содружества в Москве. Отличная команда тогда была у минчан! Но лучшие качества ребята проявили, считаю, уже в киевском «Динамо» после работы с Валерием Васильевичем.

— Белорусов «подтравливали» или они странно реагировали на подколы?
— Были веселые истории, их достаточно много. Всей командой жили в одном доме, только в разных подъездах, всегда дружили. Работали вместе, дома снова все вместе. Но не надоедали друг другу, были большой семьей, что и позволило тогда добывать результат.
У нас была отдушина кого-то «потравить», посмеяться на тренировках. То в карты поиграли, то в домино. Раньше не было чем заниматься, не то, что сейчас. Когда приезжали на базу, был один телефон на всех, очередь стояла позвонить родным. В основном играли в карты и бильярд. Было весело.

— Говорят, Валик Белькевич с Шевой часто играли в бильярд, были лучшими в «Динамо».

— Они даже посещали клуб, учились игре в бильярд. У каждого свое хобби было.

Фото: © footboom.ru

А вот еще что было…

Вспоминает заслуженный тренер Украины Николай Павлов — бывший игрок минского «Динамо», работавший с Максимовым в «Днепре», сборной Украины и киевском «Динамо»:

«В «Днепре» у нас заводилами считались Михайленко и Максимов. У них такое чувство юмора, которого во всем украинском футболе, наверное, больше ни у кого не найти. Они могли в любой момент что-то такое сказать, что вся команда со смеху покатывалась. Благодаря постоянным шуткам в «Днепре» и царила такая хорошая обстановка. Помню, когда раздавал футболистам новые машины, Думенко приехал на «Запорожце». Другие ребята возмутились: «Чего это он нашу команду позорит? Хочет так себе машину выбить вне очереди?» И придумали способ его наказать: взяли «Запорожец» и перенесли через ограждение, автомобиль оказался в ловушке — со всех сторон окружен забором. И вот все начинали разъезжаться с базы по домам, а машина Думенко за забором стоит. Пришлось дать ему новенькие «Жигули», чтобы он домой мог доехать. Так команда помогла ему сесть за руль новой машины».

Фото: © dynamo.kiev.ua

«В минском «Динамо» никто не валял дурака»

— Отдельная тема беседы — ваш период в минском «Динамо». Насколько понимаем, с Рябоконем вы познакомились и вместе сработались в «Борисфене». Бедная команда из провинции, а благодаря вашим двум голам киевское «Динамо» обыгрывала… Какие воспоминания от того коллектива?
— Уже заканчивал с футболом, после «Ростова» приехал домой в Украину. А тут Рябоконь пригласил в «Борисфен» доигрывать в 35 лет. Выступал в команде полгода, потом меня пригласили в Запорожье. Когда закончил карьеру, через месяц Рябоконь попросил помочь ему в минском «Динамо». Полгода проработал в Минске. Футболист, который всю жизнь играл в коллективе, без него не может. Плохо, когда игрок заканчивает карьеру, не знает, как занять себя, остается совсем один.

Остались только приятные воспоминания об этом периоде — у нас играли квалифицированные футболисты. Нужно отметить, что в команде был хороший микроклимат: все общались, относились друг к другу на равных, никто ничего не делил. Вместе с ребятами тренировался, они хотели, чтобы я еще поиграл, но все же решил сосредоточиться на тренерской карьере.

Фото: © Влад Лестев

— Когда Рябоконя в 2005 году позвали в минское «Динамо», долго ли думали над предложением войти в его тренерский штаб? Как работалось с Приходько и Гребенюком в Минске?
— Я и сейчас дружу с ними. Порядочные люди, настоящие профессионалы. Вот недавно посещал сборы в Турции, встречался с Рябоконем и Приходько — они и дальше вместе работают. Сейчас Александр Дмитриевич возглавляет черниговскую «Десну», которую вывел в Премьер-лигу. Посидели, пообщались в очень теплой атмосфере, отдохнули. У них всегда были хорошие отношения с футболистами, и их уважали в коллективе. Считаю, что это самое главное для любого тренера.

— Клуб «Динамо» из Минска — исторический гранд, но в 2000-х он начал явно уступать БАТЭ. Что можете сказать об этом противостоянии и президенте ФК БАТЭ Капском?
— Считаю, что тренер не построит команду, пока этого не захочет президент клуба. В БАТЭ Капский делал все, чтобы клуб стал чемпионом. Он был настоящим фанатом футбола, его всегда уважали футболисты. Футбол нужно не только любить, но и финансировать, а в наше тяжелое время это сделать непросто.

— Что скажете о Чиже? Это у президента не хватило терпения в работе с вашим штабом Рябоконя или объективно в «Динамо» что-то не получалось в те годы?
— В то время я уже не был в команде — ушел раньше. Честно говоря, не знаю, почему так произошло. Для тренера самое главное — результат, а он, к сожалению, тогда отсутствовал.
Жаль, что так вышло — минское «Динамо» заслуживает побед. Нужно отметить, что у клуба есть хорошая база в Стайках, на которой проводила тренировочные сборы даже сборная СССР. Создавались все необходимые условия, поле было очень хорошего качества.

— Кто был лидером команды? Ведь тогда за минчан играли Тигорев, Кисляк, Путило, Володенков, доигрывали ветераны. Кого в «Динамо» назовете самым большим заводилой?
— Очень многие тогда стремились уехать заграницу. Говорил ребятам, что они должны заявить о себе в нашей команде, только тогда на них обратят внимание. Игроки всегда выполняли тренерские установки, отдавались игре на все сто. Кисляк нам очень помог, он прекрасно исполнял стандартные положения. Тот же Тигорев в итоге завевал чемпионское звание и закачивал карьеру в «Динамо». Володенков прошел путь к чемпионству непростой. Все ребята были настоящими профессионалами, бились за результат, никто не валял дурака. У нас был сплоченный коллектив.

— Кто не реализовался себя из легионеров? Эду, Зоубек выдерживали уровень?
— Бразилец Эду никогда не жалел себя, всегда вступал в отборы, хотя, как все знают, бразильцы не любят пахать в защите. Зоубек тоже квалифицированный футболист — не зря ведь в 2004 году стал чемпионом Беларуси. Да и вообще, считаю, со всеми легионерами тогда угадали, они делом помогали команде добиться результата.

— Серебряные медали для вашего «Динамо» были успехом или неудачей?
— «Динамо» всегда хотело только побеждать. К сожалению, с конца 90-х много лет подряд команда не могла выиграть чемпионат. Поэтому второе место расценивалось как провал.

Фото: © Getty Images

А вот еще что было…

Юрий Максимов — о быте в «Вердере»:
«У нас сложился «квартет картежников» — я с Витей Скрипником, а против нас — Клаудио Писарро и Торстен Фрингс. В самолете, на базе, в отеле могли сесть и перекинуться картишками. На небольшие суммы — пару сотен дойчмарок максимум. Вот так, за игрой, и немецкие слова подучивались…»

«Такого специалиста, как Ташуев, для меня не существует»

— Самые приятные и самые неприятные впечатления от белорусского футбола? Если сравнивать его с украинским, российским, казахстанским, азербайджанским — в чем плюсы и минусы?
— Понравилось, что в Беларуси нет таких длинных перелетов, как в России и Казахстане. Можно спокойно сесть в автобус и добраться до любого города, там все рядом. Еда была очень вкусная и качественная, в Беларуси за этим следят. У меня никогда не было проблем с болельщиками — в Беларуси любят футбол, всегда поддерживают команды.

Если сравнивать белорусский и азербайджанский футбол, то это две абсолютно разные футбольные школы. В Беларуси игра более силовая, а в Азербайджане более техничная, комбинационная.

Я люблю, когда команда за три-шесть пасов переходит от защиты в атаку и создает опасные моменты. Контроль мяча ради контроля не интересен. Нравится такой футбол, как в чемпионате Германии, где команды обычно не оставляют поле без забитого мяча. Зрители приходят на игру и получают удовольствие.

— Как проходил ваш переход из футболистов в тренеры? Насколько тяжело было оставить в прошлом игроцкое видение футбола, «убить в себе футболиста», как говорят?
— Я был тренером, но чувствовал себя футболистом. Когда только начинал тренерскую карьеру, все внутри кипело. Был очень эмоциональным, не любил проигрывать. Сейчас уже стал себя сдерживать, ведь понимаю, что не все зависит от тренера. Наставник может рвать душу в тренировочном процессе, во время игр, а результата не появится — к этому нужно быть готовым. Поражения всегда закаляют характер.

— Вы — тренер эмоциональный, но абсолютно командный. Как подтверждение — эпизод в матче ЦСКА — «Динамо»-2, когда бросились через все поле защищать игрока своей команды от почти двухметрового вратаря динамовцев Рыбки. Такие моменты в тренерской работе случаются?
— У нас в команде тогда были молодые ребята, просто не смог себя сдержать. После этого момента понял, что нужно быть более спокойным, ведь тренер обязан оставатьтся примером для игроков. Больше подобных инцидентов в моей карьере не было.

У меня всегда складывались хорошие отношения с коллегами, мы уважали друг друга. Но, конечно же, есть люди, с которыми не поздороваюсь. Например, я уже работал в «Мордовии», а Ташуев, заменивший меня на посту главного тренера донецкого «Металлурга», спустя два месяца после назначения сказал, что я развалил донецкую команду, что из-за меня коллектив находится в плачевном состоянии. Говорил, что у футболистов был лишний вес и прочие несправедливые вещи. Как я мог повлиять на это, если уже работал новый тренер долгое время? Такого специалиста, как Ташуев, для меня не существует.

Общаюсь только с теми тренерами, которые играли в футбол. О чем можно говорить со специалистами, которые видели игру только по телевизору? Они не находились в шкуре игрока. Для меня это самое главное.

Фото: © report.az

— Сейчас рассматриваете ли белорусский чемпионат как потенциальное место работы?
— Приходили некоторые предложения из Беларуси. Ко мне обращались представители брестского «Динамо», но в итоге выбрали другого специалиста. Для меня сейчас финансы не на первом месте, хочется работать в команде с конкретными задачами, чтобы руководители понимали тебя, могли вместе переживать неудачи. Я открыт к предложениям.

Фото: © Getty Images

А вот еще что было…

Юрий Максимов — о победе над «Баварией» и выигрыше Кубка Германии:
«Как раз в тот сезон у нас тренер сменился — при Магате коллектив был «убитым», при Шаафе воспрял. Финал проходил в Берлине, огромный Олимпийский стадион, интерес прессы максимальный. Хотя на тот момент меня беспокоил поврежденный голеностоп, такой матч не мог пропустить. И уже на четвертой минуте Христоф Домбровски прострелил с фланга, а я опередил Йеремиса и пробил мимо Кана. Мы прекрасно понимали, что такое «Бавария» — как раз в том сезоне-1998/99 мюнхенцы выбили «Динамо» в полуфинале Лиги чемпионов и вели в счете в финале, когда «Манчестер Юнайтед» отыгрался и вырвал трофей. Ноги едва носили, но команда собралась и пережила 120 минут, серию пенальти. Трофей порадовал, но еще больше радовал наш тогдашний коллектив. Играть было приятно и интересно

Фото: © Getty Images

Текст: Артур Валерко, Анатолий Янголь (Киев)

Добавить комментарий