«Мой просмотр длится до сих пор». Как 26-летний парень стал тренировать дубль «Шахтера»

Процессы, забурлившие в солигорском «Шахтере» еще с зимы, вызывают пристальный интерес публики. Тренер с именем Юрий Вернидуб, перебравшийся в Беларусь с Украины, громкие трансферные приобретения, и амбициозная цель, выиграть все белорусские турниры, притягивали к «горнякам» внимание, словно магнитом. Но помимо главной команды Солигорска имело смысл присмотреться и к дублю. Рулевым второго состава стал 26-летний Станислав СУВОРОВ. Специалист с 13 лет находится в структуре клуба. Из-за травм ключицы в 18 лет ему пришлось закончить с профессиональной игрой и узнать футбол с другой стороны. Два сезона Станислав руководил молодежным отделом в «Шахтере», а теперь сосредоточился только не тренерской деятельности. Специалист рассказал «Большому футболу» про детские просмотры, дружбу с Юрой Ковалевым и мечту в карьере тренера.

— Как в твоей жизни появился футбол?

– В пятом классе у нас в Копыле проходили соревнования между школами. Играл за гимназию №1, и меня заметил тренер местной команды Сергей Васильевич Комяк, после чего пригласил на тренировку. В тот момент я занимался в музыкальной школе, ходил на флейту. Приходилось обманывать родителей, говорить, что иду в музыкалку. Как раз по пути туда находился ФОК, куда и сворачивал :). До пятого класса также посещал школьную секцию по лыжам. Правда, мы там играли в футбол – лыжами не занимались.

— Когда родители узнали, что ты ходишь на футбол, а не в музыкалку?

– Учитель по флейте хорошо знаком с нашей семьей. Набрал родителям и сказал, что я около полугода не бываю на занятиях. Мама поинтересовалась, где пропадаю по вечерам. Пришлось признаться, что хожу на футбол. Она также связалась с тренером, спрашивала о моих успехах. Сказала: «Сынок, доходи в музыкальную школу, а затем переходи в футбол». Последний год обучения на флейте там меня уже не заставляли усердно заниматься.

— То есть музыкалку все же закончил?

– Да, пять лет там учился. С первого класса ходил, но, сказать по правде, воспринимал это дело как каторгу… Совсем не нравилось.

— В каких условиях начал заниматься футболом?

– Тренировались на натуральном поле. Для того возраста условия более-менее. Сейчас там местная команда играет на области. Зимой работали в спортивном зале. Занятия, понятное дело, проходили непрофессионально. Раз в день, ближе к вечеру. Хотя первый тренер мне очень помог, дал толчок.

— Как прошел твой первый просмотр?

– После года занятий в копыльской школе меня стали брать на выездные матчи. В Шишчицах забирали, и команда отправлялась на матчи в Минск. Первый просмотр в «Шахтере» прошел не очень удачно — не взяли. Не понравился тренерам. По отзывам местных ребят, слишком много брал игру на себя :).

— Действительно много индивидуальничал?

– Не сказал бы. Был очень стеснительным. Так как играл в защите, больше любил подкаты делать и отбирать мяч, чем водиться с ним. Не знаю, почему тогда не взяли. Никто не объяснил.

— Сильно расстроился?

– Да, если честно. Были мысли, мол, что-то не так делаю. Слабый. Никто из тренеров не говорил, что не так. Просто сказали: «Нет». И все. Копыльский тренер тоже не владел информацией. Он объяснил, что нужно работать дальше, если хочу чего-то добиться.

— Потом у тебя появился шанс попасть в Борисов.

– Да. Через полгода пригласили в тамошнюю СДЮШОР, которая принадлежала БАТЭ. Собирали ребят со всей республики. Тренировался с ними около недели. Сказали, что мне позвонят. И реально позвонили! Сообщили, что можно переезжать и начинать тренироваться. Пришлось отказать, так как мне не понравился коллектив, отношения в команде. В общежитии были старшие ребята. Понятно, когда маленький, тебя прессуют немного. Не захотелось там оставаться.

— Что не понравилось?

– На тренировке с ровесниками с одним парнем случилась стычка. Постоял за себя. Потом в комнату пришли три его знакомых, старших на 2-3 года. Прессовали немного. Получил тогда, но сдачи тоже дал. Из-за той ситуации настроение пропало, решил туда не ехать.

— Затем ты второй раз отправился в «Шахтер»…

– Тогда в Солигорске уже играли копыльские ребята Алексей Василевский и Илья Пухов. Их сразу взяли, а меня нет. В Копыле приходилось тренироваться не со своей командой, так как она распалась. Бегал с ветеранами, мужичками-работягами. Своих занятий не было, но тренер предложил походить. Василевский мне внезапно позвонил и сказал, что по моему возрасту в «Шахтере» поменялся тренер. Там стал работать Андрей Михайлович Бас. Приехал еще раз на просмотр. Изначально говорили, на недельку. Прошло 7 дней, сказали, что нужно остаться чуть подольше. Тренер очень сильно требовал – сформировал мой внутренний стержень. Как футболиста и тренера в будущем поставил меня на верный путь. Остался в итоге в Солигорске до сегодняшнего дня. Так что, по сути, мой просмотр длится до сих пор :). Как приехал, домой надолго так и не уезжал. К родителям редко заглядываю. Раз в 3 месяца получается вырваться.

— Как переживал тот просмотр?

– Сказали, нужно неделю тренироваться — окей, значит, работаем. Доказывал тренеру, что есть желание. Действовал на позиции крайнего защитника. Так как я любил ударить по ногам, стычки тоже бывали. На третьей тренировке даже пришлось подраться с местным пареньком, который держал всю команду. Ничего, постоял за себя – начали уважать в команде. На базе были ребята постарше. Не скажу, что били, но заставляли отжиматься. До ситуаций как в Борисове дело не доходило. Все по-человечески.

— Тогда ты был ребенком, сейчас – тренер. Как считаешь, когда старшие прессуют младших – это нормально?

– Как все говорят: «Откройте паспорт и посмотрите туда». Если ты младше, будь добр уважай старших. Всему есть своя мера. Старшие могут попросить что-то сделать в пределах разумного, тогда не отказывают. А если просят в час ночи сбегать за пивом (такое тоже случается, но, слава Богу, не у нас), этого делать нельзя. Я противник такой ситуации. Но на тренировках спокойно отнесусь ситуации, когда от младшего потребуют отнести мячи

— В «Шахтере» младшие жалуются на старших?

– Да, бывает… В сравнении с прошлым такие случаи участились. Тренеру редко жалуются, обычно родителям. Мне кажется, лучше сказать тренеру. Ситуация решится быстрее. Но у нас ничего жесткого нет.

— Как разрешаешь конфликты?

– Я здесь с 13 лет. Знаю, что и как происходит. Именно от меня скрыть нереально. Узнаю в любой ситуации, где и что произошло. Ребята, особенно 2002 год, с которым работал, в курсе: лучше сразу сказать правду. Обычно рассказывают, никто не скрывает.

— В 15 лет ты вызывался в юношеские сборные. Что запомнилось оттуда?

– Выступали на турнирах памяти Гранаткина, Кубке Содружества, на Евро ездили в Северную Ирландию. Тогда в составе были Юра Ковалев, Рома Бегунов, Макс Володько, Артем Сороко. Всех и не вспомнишь. Общаемся периодически. Когда приезжают с основой играть, подходят, здороваются. Интересно вспомнить, что было раньше. Иногда, правда, лучше не бередить душу, так как и обидно бывает. Дергает внутри, когда видишь, что твой друг выступает на высшем уровне, а ты эту планку не покорил.

— Эти парни уже тогда выделялись?

– Ковалев выделялся. Насчет Ромки так не скажу, но он был очень старательным. Кто по молодости ерундой не занимался, не разгильдяльничал, те и играют сейчас. Были, конечно, талантливые ребята, которые не заиграли на профессиональном уровне. Хотя Паша Савицкий – разгильдяйчик, но играет :).

— Кто из ребят стал твоим другом по жизни?

– Юра Ковалев. Очень хорошо общаемся семьями. Даже когда он уехал в «Арсенал», поддерживаем связь. Вполне адекватная ситуация. Ему уже 27. У нас все говорят, что это еще молодой, но я так не считаю. Есть своя семья. Будь добр – езжай, зарабатывай деньги. Сюда успеет вернуться в любой момент. Стать мировой звездой в 27 очень сложно. Нужно в 21-22 себя показывать. Но хорошо поиграть Юра сможет.

— На Кубке Содружества ты забил свой самый памятный гол в серии пенальти украинцам.

– Да, было дело. Памятный он из-за того, что посвятил мяч уже нынешней жене Татьяне. На камерах не видно, но я ей сердце показал. Познакомился с ней в 17 лет. Учились в одной школе, рядом были классы, но не знали друг друга. Свой выпускной я отмечал не в Солигорске, а в Копыле. Решил поехать к старым друзьям, и она мне приглянулась.

***

— Твою карьеру сломали травмы. Матч дублей «Минск» и «Шахтера». Что случилось?

– Совершал проход по флангу, меня подключили к атаке. Сместился в центр, начал вести мяч. Произошел стык без фола. Не скоординировался, упал на плечо. Ключицу не сломал, но она вылезла из сустава. Чтобы вернулась на место, требовалось некоторое время ходить с повязкой на руке. Походил, вроде все хорошо. Потом играли с дублем «Немана». И все повторилось. Похожая ситуация. Сбивают, тоже падаю на эту же ключицу, и она уже конкретно вылезает из плеча. Прошло время. Один доктор сказал, что можно так же походить с повязкой, только дольше, и операцию не делать. Врач главной команды сообщил, что нужна операция. Мне ее сделали, поставили спицы. Спустя некоторое время они воспалились. Около недели провел с температурой 40. В одну из ночей, ближе к 4-5 утра, проснулся на базе из-за того, что меня колотило. По соседству находились Юра Ковалев и Алексей Василевский. Я терпел и не хотел жаловаться. Парни решили позвонить доктору. Меня госпитализировали, начали колоть, но температура держалась. Прошла неделя, стал тренироваться. Сказали, требуется кардиограмму. Она показала не лучший результат. Сходил на узи и узнал, что створки сердца сращены. По словам врачей, это врожденное. Но до 17 лет проходил миллион медосмотров и в сборной, и в клубе – ничего не обнаруживалось. Сразу не поверил. Ездил на узи раз пять за свои деньги. Так как везде диагноз подтверждался, пришлось принять неизбежное. Доктора говорили, что створки сердца могли сплавиться при температуре. Подозреваю, что так и случилось. Хотел играть…  Просил выступать под свою ответственность, но добро на это не дали. Пришлось закончить с футболом. Что ж, время лечит.

— Сразу смирился с решением, что профессиональный футбол – все?

– Около двух месяцев толком ничем не занимался. Очень больно было. Благодаря родителям и жене выкарабкался. Если бы не стал тренировать, может, начал бы пить  :). Кто знает.

— Но в прошлом году ты играл за «Узду» из второй лиги.

– Было дело. Сейчас решил полностью закончить. Я же любитель лезть в борьбу. Даже говорю своим детям: «Вышел на поле, будь добр, сражайся в полную силу». Пришлось поиграть так во второй лиге. В одном из матчей мне немножко разбили лицом и плечо выбили. Перехватил мяч, пробросил мяч мимо двоих соперников, и они попытались взять меня в коробочку. Один не успел, сбил меня и бутсой наступил на лицо. Не помню, с какой стороны, но лицо немного разрезало. Нужно было шить, врачи посадили в скорую. Говорю им: «Какое шить? Давайте бинтик приложим, и пойду отдыхать». Больше плечо болело, чем щека, которая была в крови. Приехал домой, жена сказала: «Все, никаких футболов».

 

— Как изменилась твоя жизнь, когда стал тренером?

–. Учился на втором курсе в БГУФК. Поставили тренером-администратором. Предложили стать ассистентом в дубле. Мой же тренер Андрей Михайлович Бас направил. Сказал: «Если хочешь стать адекватным специалистом, повозись сначала с маленькими детьми». Взял тогда 2005 год, им было по 6 лет. Нравился детям, сам был молодым, озорным. Потом работал на лицензии с 1998 годом вместе с Анатолием Степановичем Михневичем. Неплохо сработались – занимали первые места на республике. Тогда в составе были Виталий Лисакович, Валерий Сенько, Вячеслав Кривулец, Влад Яскевич.

— Виталий Лисакович – очень перспективный. Чего ему не хватает, чтобы закрепиться в основе на профессиональном уровне?

– Терпения и старания. Иногда это у него пропадает. Талант есть, но он хочет все и сразу. Иногда нужно потерпеть и тренера какого-то, переступить через себя. Не все будет так, как ты хочешь. Он молодец. Хорошо проявил себя в гостевой игре с Германией. Он считает, что когда выходишь на поле, то все равны. Большинство белорусов выходят против условных немцев и сразу переживают, что они слабее. Половина проигрыша уже есть. Когда я играл, никого из серьезных футболистов не знал. Мы проводили матч квалификации юношеского Евро против Германии. Мой товарищ Алексей Василевский знал всех футболистов. Там был парень, который в 16 лет уже сыграл в Лиге Чемпионов. Мы ехали на матч, и Леша всю поездку рассказывал про него. Отвечаю: мужик, даже не знаю, кто это. Некоторые его боялись, а я играл так же, как против копыльских мужиков. Первый тайм выиграли 3:0, Юра Ковалев забил. Во втором тайме Германия немного начала играть – закончили 3:3. Если бы победили, прошли бы дальше.

— Ты тренируешь с 2011 года. В какой футбол играют твои команды?

– Все время вперед, стараемся прессинговать. От обороны редко, но бывает. Стиль схожий с тем, который проповедовал Сергей Ташуев. Импонировал его футбол. Сейчас нравится игра под руководством Вернидуба. Немного не нравилось у Ташуева, что в двусторонках с дублем нельзя было даже ударить по ноге. Куда футбол без борьбы? С Вернидубом пока такого не было. Упал – терпи. Чью-то игру копировать смысла не вижу. Лучше придумать что-то свое. Из топ-команд нравится, как играют «Ливерпуль», «Арсенал» и «Барселона». Также присматриваюсь к работе Лэмпарда в «Челси».

— С Вернидубом уже успел контакт установить?

– Да, пообщались. Честно говоря, в первый раз с главным тренером так хорошо пообщался. Позитивный человек. Вроде ничего не скрывал. Рассказал, как будем играть по структуре, что требуется от меня. Сказал, что, скорее всего, будет давать игроков, которые не смогут выйти за основу. Возрастной дистанции не чувствовалось. Впервые вижу, чтобы главный тренер так близко подпускал к себе незнакомого человека. Думаю, проблем не будет. Я позитивный, он позитивный – все отлично.

— Молодежь 2002 года мы узнали благодаря победному Кубку развития в 2019-м.

– Да. Из «Шахтера» там играли Руслан Лисакович, Макар Лицкевич и Игорь Малащицкий. Есть еще потенциально хорошие игроки. Стараются, но поблажек никаких им не даю. Такие ребята будут играть. Шанс попасть из дубля в основу всегда есть. Есть хороший пример. В начале предсезонки с нами работал Максим Бордачев. Человек поиграл на хорошем уровне, много чего выиграл. Когда пришел к ребятам 17-18 лет, не давал себе послаблений – тренировался в полную силу. Понятно, что у молодых порой что-то не получалось, и ему приходилось играть за двоих, за троих. Если молодые будут делать так же, все у них сложится.

— Многие говорят, что раньше дети крепче были. Согласен?

– Безусловно. Можно даже провести эксперимент. Взять тренировку младших детей и провести без врача. Посмотреть, сколько раз у ребят заболит нога или они захотят уйти. В другом случае объявите, что дежурит доктор, и проведите такую же тренировку. Нет доктора – нет травм :). Раньше упал, разбил колено, протер рукой в песке – и ничего, живой. Сейчас нужен бинтик, тейпик, йодик и так далее. Не было такого, чтобы нас с 16 лет массажировали. Помню, играли за сборную Минской области. Со мной выступали Алексей Руденок и Максим Талейко. Там было несколько матчей за день. Сами себе в комнате массажировали икроножные. И ничего, проходило.

— В целом, сейчас подготовка футболистов стала еще профессиональнее. Дети не ценят?

– Дети не понимают, что нужно стараться гораздо сильнее. Это большая проблема. Помню, когда я жил на базе, в комнатах снег лежал. Зимой холодно, лежишь под тремя одеялами. Бежишь в душ, чтобы согреться. Тяжело, но весело. Мне нравилось. Не жаловался родителям. Ходить кушать приходилось за 2 километра. Пока дойдешь, поешь, приходишь обратно – опять голодный. Ничего. Кушали даже испорченную колбаску. Плесень откидывали и кушали. Никто не возил нас –  сейчас есть маршрутки, автобусы. Не попробовав плохое, хорошее не оценишь. Хотелось бы нашу молодежь окунуть в те времена и посмотреть, как они переживут это: уедут домой или останутся жить. Мне кажется, из 20 осталось бы 3-4 человека – остальные уехали бы к мамам-папам в тепло.

— Ты два года руководил молодежным отделом в «Шахтере». Какой опыт приобрел?

– Некоторое время был и тренером, и начальником детского футбола. Год назад руководство сказало, выбирай либо тренируешь, либо руководишь. Посчитал, что рано мне с бумажками возиться. Может, лет в 50 и созрею. Хватало проблем. Изначально не было методиста. Сейчас работают два таких специалиста. Не было заместителя, кураторов детских команд. Сегодня все есть.

— Какую цель ставишь в тренерской карьере?

–Дубль, мы понимаем, это не предел мечтаний. Нужно стремиться выше. Главная команда уже хорошо. Было бы здорово уехать за границу. Осталось только категорию Pro получить :). Пока на курсы не записывался, но планирую. С английским языком не очень хорошо. Понимаю, но говорить тяжело. Все можно наверстать.

Текст: Сергей Мельник (Солигорск)
Фото: из личного архива героя

Добавить комментарий