Неизвестное – об известных. Как Кутузовым интересовались Фиорентина и Интер, и почему на Апеннины не последовал Глеб

Украинский тренер Олег Федорчук рассказал, как скаутил Виталия Кутузова и других белорусских игроков для итальянского рынка.

Виталий Кутузов – одна из ярких страниц легионерской истории белорусского футбола. Талантливейший форвард принадлежал «Милану», арендовался «Спортингом», выступал в составе «Сампдории», «Пармы» и других итальянских клубов. Но, как оказалось, в Италии Кутузов мог оказаться даже чуть раньше 2001 года, ведь им интересовались и другие клубы.

Рассказать о такой страничке футбольной летописи мы попросили украинского тренера Олега ФЕДОРЧУКА. В его футбольной биографии – работа с десятью местными клубами, а также опыт сотрудничества с итальянско-румынской агентской фирмой, которая отслеживала Кутузова, Глеба и еще несколько десятков молодых футболистов из бывшего СССР с начала 90-х.

– Как стартовала ваша скаутская работа?

– В 1991 году, выиграв Кубок УССР с шепетовским «Темпом», завершил карьеру игрока. Я такой человек, что с юных лет хотел стать тренером. Тянуло к этой профессии, поэтому уже в 30 лет, сразу после того, как повесил бутсы на гвоздь, принялся заниматься с детьми в Киеве. Сначала – в созданной нами частной детской академии «Булат», затем в футбольных школах «Локомотив» и «Динамо».

И за все это время почти каждый год мы ездили на турниры в Италию. Приходилось там видеть различных футбольных людей – известных наставников, игроков. Так я познакомился и со многими агентами. Одна из них — румынка Сика Гавризи, руководитель компании Management Gavrizi Sport SRL. Она имела деловой интерес в Восточной Европе и Италии, интересовалась молодыми исполнителями. Еще тогда она говорила, чем отличается в плане скаутинга суперклуб от обычного: он ищет будущую звезду еще со времен юношеских сборных, поэтому к моменту, когда подписывает с игроком контракт, знает его возможности уже несколько лет.

Такой подход понравился, поэтому начал сотрудничество с Management Gavrizi. Буквально через три дня после увольнения из киевской «Оболони» в 2000 году на отдыхе застал звонок из компании. Пригласили работать менеджером по Украине, Беларуси и России. В обязанности входили скаутинг, изучение видео, составление резюме и отчетов по данным игроков. На те времена это было в новинку – но платили хорошие деньги, которые мог бы получать в той же первой лиге Украины.

– И кого в то время просматривали?

– Я был завсегдатаем матчей юношеских сборных в Украине и соседних странах. Гавризи интересовалась игроками, которые имеют хорошую школу, но могут перейти из клуба без особых проблем. В этом плане Россия и Украина казались чуть более разбалованными – там начинали появляться большие деньги, киевское «Динамо» несколько лет гремело в Лиге чемпионов.

А вот к Беларуси мы присматривались более пристально. Видели, что местный чемпионат без легионеров, что ведущие игроки уезжают в другие страны. Поэтому братья Глеб и Алексей Бага, Кутузов, Хомутовский были у нас на слуху. Конкретно я отправлял в фирму Гавризи досье по Глебу-старшему и Кутузову. Так компания взяла в разработку Александра и Виталия.

– Какие впечатления сложились от тогдашнего белорусского футбола?

– Интересный, но несколько менее богатый и раскрученный, чем соседние страны. Где-то были не очень развиты, не имели тех международных футбольных связей, которые существовали у Москвы и Киева. После Евро-88, когда стало можно отправлять советских футболистов за рубеж, Россия и Украина побольше игроков делегировали. Уже имели опыт и нужных людей.

У белорусов же таких трансферов почти не случалось. Это когда Хацкевич и Белькевич в «Динамо», Баранов в «Спартаке», Гуренко в «Локомотиве» раскрывались, то за собой потянули других белорусских игроков. Следом за Глебом и Кутузовым иностранцы посматривали и на других молодых талантов. Часто бывает так, что авторитет одних футболистов влияет на других.

– На какие клубы имела выход компания Гавризи?

– Очень плотно работали в Тоскане, Ломбардии, Пьемонте. Сотрудничали с «Фиорентиной» и «Сиеной», имели возможность предлагать игроков «Интеру», «Торино». Но вообще семейство Гавризи имело обширные связи, потому вряд ли это полный список.

– Почему тот же Александр Глеб так и не получил опыт выступлений в Италии?

– Еще когда мы его отслеживали, у него появилось два реальных варианта – киевское «Динамо» и «Штутгарт». А когда у игрока есть конкретные предложения, они для него более приоритетны, чем возможность съездить куда-то на просмотр.

Так вышло, кстати, и с «Динамо». Саша Глеб ездил туда с земляком – кажется, это был Василий Хомутовский. Однако остался недоволен приемом: я с ним тогда по поручению Гавризи провел небольшой разговор, он был разочарован, что пришлось просидеть две недели в резервной команде.

В Киеве просто были заняты еврокубковыми делами, не успели уделить ему внимание. Видно было, конечно, что это перспективный игрок, но в «Динамо» бывало, что не спешили с предложением. Статус главного клуба Украины где-то наводил на мысль, что успеется.

– Как продвигались дела с Кутузовым?

– Я несколько раз выезжал в Беларусь на матчи. Вместе с представителями агентства бывали в БАТЭ, общались с председателем клуба Анатолием Капским и тогдашним главным тренером Юрием Пунтусом. Встречался с представителями БАТЭ и в Киеве. Даже Гавризи какой-то залог платила за работу с игроками клуба, насколько приходилось слышать. Я был на матчах отборочного турнира молодежных сборных Украины и Беларуси, тогда наша сборная дважды выиграла. У соперников играли Жевнов, Омельянчук, Корытько, Глеб, Кутузов. Мы интересовались и Алексеем Багой, но агентству показалось, что условия переоцененные. А вот Виталик оставался на радарах.

По предоставленным Гавризи досье, Кутузовым интересовались несколько клубов. Точно знаю, что «Фиорентина». В агентстве говорили, что «Интер» также проявил интерес. Здесь надо понимать, что такое футбол в Италии. Там очень сильно развит футбольный рынок. Уже тогда, в 1999-2000 годах, проявлялся бурный интерес. Как только появлялась информация, что ведущие клубы интересуются каким-то игроком, дальше включались другие скауты, начинались слухи. Говорили, что уже тогда «Милан» узнал о таком игроке. То есть, к тому времени, как Виталий сыграл за БАТЭ против «Милана» в квалификации еврокубков, в Италии фамилия Кутузова уже была на слуху.

– Отчего же вышло так, что именно «Милан» его подписал, если другие клубы даже раньше знали о Кутузове?

– В ту пору Берлускони был при власти, а «Милан» гремел на всю Европу. Финансовые возможности клуба позволяли легко перебить предложение конкурентов. Как говорили, другие клубы готовы были предлагать 1–1,5 миллиона евро, а Милан без разбега после двух игр дал, вроде бы, 3. По тем временам – это очень приличные деньги, как сейчас миллионов 15 на среднеевропейском рынке. Если у клуба-продавца бюджет составлял 1-1,5 миллиона, то появлялись средства на развитие. БАТЭ договаривался по переходу сам, агенты остались не у дел. Гавризи была разочарована.

– Что помешало Виталию в «Милане»? Ведь переходил он туда уже более-менее зрелым игроком, в 21 год.

– Здесь есть две плоскости – игровая и ментальная. Так вот, о ментальной не могу судить – надо очень хорошо знать игрока лично, чтобы понять, что у него в голове. Касательно игровой, то тогда я отметил в одном из отчетов, что Виталий игрок мягкий, недостаточно агрессивный. При хороших данных и голевом чутье ему было трудно, когда требовалось включать взрывную скорость в прорыве.

Также у меня было мнение, что Кутузову нельзя переходить сразу в «Милан». В ту пору это суперклуб – Шевченко в атаке, возможность приглашать Ривалдо, Томассона, других взрослых и зрелых сборников. Тогда ведь «Милан» брал многих молодых нападающих – местных Джанни Командини и Луку Саудати, испанца Хосе Мари, нигерийца Момо Алию, габонца Катилину Обамеянга. Каждый из них у себя в стране считался очень перспективным, однако попробуй пробиться в клубе, где играют топ-игроки на твоей позиции.

В такой ситуации молодой футболист может сломаться психологически.

– Что прописали в скаутском отчете о Виталии Кутузове?

– Игровик. Умело открывается. Чувствует ритм. Хорошо играет позиционно, за счет этого первый на отскоках и рикошетах. Хорошо борется за мяч, играет головой. При этом были недостатки – отсутствие резкости, агрессивности. Оказалось, наверное, что для итальянского футбола он мягковат.

Вот Глеб не ошибся с выбором – и немецкий чемпионат ему подошел, и статус клуба позволял получить больше практики и быстрее акклиматизироваться. Хотя с подачи нашей компании Александром интересовался «Интер» – и кто знает, как он бы там справился, ведь конкуренты вырисовывались тоже очень приличные.

– Сейчас в Беларуси есть игроки, способные заинтересовать Серию А?

– Не могу сказать, что очень пристально слежу, потому сужу только по матчам сборных. Ярких игроков не хватает. Нет футболистов с очень сильными индивидуальными качествами. Немного выделяется из молодых разве что Павел Савицкий.

Этот перепад можно пережить, если очень качественно наладить работу детского футбола и маркетинга. Тогда после смены поколений придут новые таланты.

В цене сейчас не белорусские футболисты, а тренеры.

– Кто еще с подачи компании Гавризи мог оказаться в Италии?

– Там очень приличный список. Многих ребят для интереса искал – оказалось, что они в своих странах были лучшими в своем возрасте и позже неплохо раскрылись. Из наших, украинских, они хотели многих из дубля «Динамо», но киевляне вряд ли отпустили бы. Затем перекинулись на БАТЭ. Как мне показалось, этот клуб в ту пору очень хотел пробиться на рынок. Охотно сотрудничали с агентскими компаниями.

Через нашу фирму переезжал в Италию Виталий Рогожкин. Способный парень, я на несколько матчей ездил его просматривать. Его брали с прицелом под «Фиорентину», а сперва он должен был раскрыться в соседней команде – «Сиене». В ту же пору там побывал и мой подопечный молодой вратарь Дмитрий Козаченко. Рогожкин поначалу хорошие отзывы получал, им были довольны. Как дальше – не знаю.

Буквально через несколько месяцев после его перехода я уволился из компании Гавризи – получил приглашение возглавить новосозданный коллектив «Нафком-Академия» в Киевской области, а совмещение двух должностей посчитал конфликтом интересов. Договор с компанией Гавризи расторг, немножко потерял в деньгах, но зато добился успеха в тренерской работе. Из этого клуба получил приглашение в симферопольскую «Таврию». Теперь вот почти 20 лет работаю на профессиональном уровне главным тренером.

– А с Сикой Гавризи давно виделись?

– Давно. Когда трудился в высшей лиге чемпионата Украины, у нас пошли очень большие деньги. Обычный легионер мог начинать играть в Украине за полторы — три тысячи долларов в месяц, а пролонгировать контракт на сумму, большую в десятки раз. Сика хотела устроить нескольких иностранных игроков в клуб, но я уже сам вел скаутинг и предпочитал брать не молодых иностранцев, а молодых украинцев. Так что дальше работал уже сам. И, кстати, нескольких ребят, таких, как Ковпак, Гоменюк, Пилявский, нашел в чемпионатах области, а они впоследствии играли в еврокубках и вызывались в национальную сборную.

 

Текст: Артур Валерко (Киев)
Фото: Getty Images

Добавить комментарий