Виталий Павлов: “В День рождения всегда отключаю телефон”

На старте сезона самый «сладкий» клуб страны произвел фурор в розыгрыше «Беларусбанк — высшей лиги». Не признававшие авторитетов слуцкие ребята взялись обыгрывать всех подряд, попутно влюбив в себя целый континент — в Австралии даже открылся фан-клуб дружины, написавший гимн в честь футболистов. Автором успеха, вознесшего «сахарных» в высшие слои пелетона стал Виталий ПАВЛОВ, специалист с большим сердцем, внушительным багажом знаний и добрейшей душой. «БФ» отправился в гости к наставнику, признанному лучшим среди всех коллег по цеху в апреле, чтобы лучше узнать его как личность.

В пресс-центр ФК «Слуцк» вошёл Виталий Павлов. В маске.

— А вы так же тренировки проводите? — задаю вопрос главному тренеру.

Нет, на тренировках я без маски. И понимаю, что надо было бы надевать на всякий случай. Но мы же здесь все свои. Общаемся с внешним миром по минимуму. Я и сам уже полтора месяца в Слуцке в общежитии вместе с ребятами-футболистами нахожусь. Хочется домой, скучаю, но пока нельзя.

 Домом Виталий Павлов называет Рогачёв, где у него квартира, и откуда родом жена Светлана. Появился же на свеи тренер нынешнего самого популярного клуба в мире в Украине. О своем отношении к внезапной популярности, о ностальгии по родине, о семье и дочках, и о том, станет ли «Слуцк» чемпионом, в разговоре, где футбол пусть самая большая, но только часть жизни.

— Я вырос в футболе. Отец играл на любительском уровне — помню, как он меня с раннего детства возил с собой на игры, как спал с ним в общежитиях в одной кровати, как с мячом бегал, как постоянно находился среди футболистов. Такое не проходит и не забывается.

Родился Виталий Павлов в семье военного, в маленьком городке Овруч Житомирской области, где на границе с Беларусью стояла военная дивизия. 

— В футбольную секцию меня отдали на год раньше: занимался с шести лет, хотя в неё принимали только семилеток. Правда, когда решал, куда поступать, рассматривал военное училище. Но на дружеском совете друзья отца, офицеры из гарнизона, отговорили. Так решил, что буду поступать на тренера.

До того, как все-таки исполнить мечту и поступить в университет физической культуры, Виталий Павлов отслужил в армии. В городе Бердичеве, в спортивной роте. Два года там отслужил-отыграл.

“Думал, что из-за Чернобыля никто не поедет поступать в Гомель, а получилось 10 человек на место”

 На дембель нашего героя отпустили 26 апреля 1986 года.

— Утром отправили домой, а вечером случился Чернобыль. Помню, как вернулся в Овруч: гуляли с пацанами, отмечали дембель, и это было уже 1 мая. Около часа ночи по дороге пошли машины — вывозили такие ракеты с атомными боеголовками, которых в жизни не видел. Военные машины с сопровождением и охраной летели на скорости 70-80 км/ч, вывозили вооружение с территории Беларуси в Украину. Тогда стало понятно, что произошло что-то. Овруч же от Чернобыля по прямой в 100 километрах — сам много раз на поезде проезжал атомку, она с железной дороги хорошо виделась. Осознавали ли, что случилось? Конечно, отец же у меня военный — в конце 1985 года вернулся из Афганистана, а в мае 1986 был вызван в Чернобыль помощником военного комиссара. 21 рентген набрал, умер в 60 лет от рака. Крепкие мужики были, а уходили рано.

Разговор о Чернобыле с тренером зашёл не случайно. Так сложилось, что мечта юного Павлова учиться на тренера в университете могла осуществиться только в двух случаях. В конце 80-х в Советском союзе работали лишь два университета, дававших высшее тренерское образование: в Гомеле и Тарту.

— Случился Чернобыль, и тогда многие подумали, мол, вряд ли кто-то отправится поступать в Гомель, в самую радиацию. Но в 1986 году конкурс достигал 10 человек на место вместо 3-4. Наверное, все так подумали. Мне повезло, что в ту пору отслужившие в армии поступали вне конкурса. Так и оказался в Гомельском университете.

Мог остаться и на Кубани, и в Финляндии, но невыносимо тянуло домой

 Жизнь футболистов и тренеров чем-то схожа с судьбой военных: куда пошлёт родина, туда и поедешь. Павлов признается, что за всю карьеру прожил дома всего два года и два месяца, а остальное время заняли постоянные переезды: Беларусь, Россия, Болгария, Финляндия. 

— После окончания университета меня забрали в клуб «Кубань» в Россию. Тогда уже женат был, за год до окончания университета родилась старшая дочь Анастасия. Уезжал на Кубань с семьей. Планировали там остаться. Через год в клубе даже предложили трёхкомнатную квартиру. Но не лежала душа — там очень тяжело привыкнуть к климату. Влажность высокая, жара, духота. И Советский Союз разваливался, страны стали сами по себе. Мне тогда и предложили играть за бобруйский «Трактор» в первом независимом чемпионате Беларуси. Особо не раздумывал, сразу принял решение уезжать.

После «Трактора» Виталий Павлов защищал цвета еще одной бобруйской команды «Фандок». В поисках лучших условий на полгода уехал в Болгарию, потом снова вернулся и снова уехал, на этот раз в Финляндию.

— В жизни все надо делать вовремя. Отправился в Хельсинки в 34 года. Поздно было что-то менять, наверное. В Финляндии выделили однокомнатную квартиру. Кормили в ресторане, тренировка — раз в день. Природа, залив под боком. Приехала жена с дочкой младшей. Побыла месяц и стала проситься в Беларусь. Говорит, ну не могу я здесь. Скучаю. И меня, как задумаюсь, такая тоска по Беларуси, по Украине берет… Прикинул, что если уеду, еще успею поиграть в Высшей лиге с командой из Осиповичей. Но все уже развалилось. Хотя в Рогачев мы все-таки вернулись

Именно в Рогачеве Павлов и начал тренерскую карьеру.

— Жена из Рогачёва. Познакомились мы в университете, она филолог, преподаватель русского языка и литературы. В Рогачёве квартира, дачный участок родителей Светланы, где каждый год сажаем картошку. Только, если посчитать, за всю жизнь вот так вместе и прожили всего 2 года, пока тренировал. Хотя, может поэтому, и сохранили брак. Уже больше 30 лет вместе. Есть в белорусском футболе один тренер, не буду называть фамилию, который состоит с женой в браке с 17 лет. Так вот, когда супруга этого специалиста намекала мужу, что, пол, пора бы уже съехаться, он ответил: зачем, и на расстоянии жить можно. И у этой пары уже и дети, и внуки.

В «Белшине» в команде оставалось 4 футболиста

Виталий с теплотой и благодарностью вспоминает клубы, с которыми довелось сотрудничать.

— Речицу даже в высшую лигу вывел, куда пошёл работать после Рогачёва. А в 2005 году Юрий Пунтус позвал в МТЗ-РИПО тренировать дубль. Планы у клуба намечались грандиозные: и суперсовременный стадион построить, и еще много чего. Успехи были, задачи на будущее. Но случился кризис, когда под раздачу в первую очередь попал частный бизнес. Ничего плохого сказать не могу о том периоде, расставались мирно — мне выплатили хорошую компенсацию. Но после этого наступил ступор: что делать? куда пойти? Два месяца просидел без работы. А потом Александр Седнёв позвал в «Белшину». Трудился ассистентом, потом главным тренером. В 2016 случилась неприятная ситуация: за две недели до старта второго круга в команде 4 человека осталось. Хорошо, была возможность легионеров заявить. В итоге, помню, сезон доигрывали с теми, кто пришел попробоваться. Взяли всех. А когда позвали в Слуцк, надо было принимать решение. Тяжелый разговор случился с руководством города. Не хотели отпускать. Контракт же у меня действовал до конца года. Но ждать окончания его сроков было невозможно. Высшая лига, есть высшая лига. Отпустили. Так оказался в Слуцке. Клуб у нас не пафосный, но всё в меру. Сейчас сложная ситуация в финансовом плане, но спортсмены в этом не виноваты. Работаем за одно общее дело.

Когда зашёл разговор о том, как работается в самом популярном клубе мира, Виталий Павлов даже не повёл бровью. И на полном серьёзе ответил:

— Уже спокойно, эмоции отошли на второй план. Всё устаканилось, продолжаем работать, готовимся к каждой игре. Это приятно, что знают, что болеют. Знаю, что некоторые мои ребята активничают в инстаграме, общаются даже с австралийским болельщиками.

Тяжелее всего объяснять финансовые проблемы легионерам из Африки, где их зарплаты ждёт семья из 40 человек

В 2017 году, как только Павлов пришёл в «Слуцк» ему сказали, что оклад футболистам урезают в два раза.

— Тогда клуб из спонсоров поддерживал лишь «Слуцкий сахар», команда не показывала результатов, поэтому уменьшение окладов воспринялось, как логичная мера. Конечно, трудностей это добавило. Стало невозможно приглашать некоторых хороших футболистов, иные сами уходили из клуба на более высокие гонорар. Причём я объяснял: хорошо, оклад уменьшился, но премиальные-то увеличились. Появится результат, премия окажется больше, чем ваши зарплаты в других командах. Отказывались, говорили: еще неизвестно, будет ли результат, а кредиты надо выплачивать уже сегодня. Но играли и ребята, для которых деньги имели второстепенное значение. Играли, потом уходили в другие коллективы, уезжали в другие страны. Добивались успехов.

С ситуацией, которая возникла в этом году, специалист столкнулся впервые.

— Тяжело, не скрою. Но футболисты же не виноваты в кризисе, они каждый день выходят на поле и платят за все здоровьем. Объясняю: деньги будут, они никуда не делись. Надо только подождать. Тяжелее всего это донести до африканских легионеров. Они едут сюда зарабатывать. Их зарплат дома ждет семья из 40 человек. Разговариваем, уговариваем. Сейчас у нас настоящий коллектив сложился. в основе 20 человек. Даю шанс проявить себя каждому. Не хочу бояться, кем в случае форс-мажора заменить исполнителя.

У нас в команде 4 африканца, которые соблюдали рамадан. Ели раз в день после захода солнца, воду не пили. Входил в положение каждого. Иногда давал возможность отдохнуть. Объясняю ребятам, что на них сейчас смотрит весь мир. Их оценивают клубы соседних стран. Поэтому важен результат. А если у кого-то появилась корона, то мы её снимем быстро.

Павлов признается, что сейчас загружен настолько, что свободного времени практически не остаётся.

— Голова кругом идет. Провел одну тренировку, надо расписывать другую. Поэтому иногда хочется просто закрыться и полежать в одиночестве, фильм какой посмотреть. Когда Гвардиола был тренером Барселоны, смотрел все их матчи. А так всю жизнь за киевское «Динамо» болел. Как еще отдыхать? Наши ребята Виталя Трубило и Игорь Бобко на рыбалку ездят. Я вот иногда задумываюсь, что надо себе хобби на старость выбирать. Может тоже рыбалку?

Отдых по-украински — это 50 человек за столом и баяны-гармошки

Виталий признается, что по-настоящему отдохнуть у него получается только дома. Либо в Рогачеве, либо в Украине.

— В Украину получается выбираться два раза в год. В Овруче живут мама и две младшие сестры. Когда был последний раз, отмечали мамино 75-летие.

Мама Виталия Павлова всю жизнь проработала в детском саду, сначала воспитателем, потом заведующей. Ушла на пенсию в 65 лет.

— На юбилей собрались все её коллеги и бывшие воспитанники. Получилось застолье: полсотни человек за столом и танцы под баян-гармошку. Мои сестры тоже воспитателями стали. Разница у нас в возрасте 5 и 10 лет. Я с детства знал, как с малыми обращаться. И переодевал, и кормил из бутылочки, и воспитывал. Поэтому, когда появились на свет дочки, был уже подготовленным.

У Виталия Павлова две дочки, Анастасия и Ольга. Настя закончила факультет международных отношений БГУ, работает переводчиком-референтом, младшая — врач-невролог. Специалист признаётся: мечтал, чтобы дочки стали спортсменками.

— У младшей идеальные данные, чтобы стать спортсменкой — высокая, крепкая. Мечтал, чтобы она стала гандболисткой. Даже отвел в секцию. Но на первой тренировке ее загоняли так, что наутро не смогла поднять рук. Оля тогда сказала: “Папа, спорт — это не моё”. Не стал заставлять, добиться результатов в спорте можно только по любви. Оля захотела стать врачом. Вызвал ее на серьезный разговор, просил подумать, потому что эта огромная ответственность — не хотел, чтобы дочь была из тех врачей, которые ставят диагноз, посоветовавшись с гуглом. Она это понимала, несколько лет не вылазила из-за учебников. А потом звонит и говорит: “Я в финале конкурса «Мисс Беларусь»”.

Виталий замолчал. И продолжил.

— Соскучился по ним. Дочки обе живут в Минске, приезжают редко. Жена в Рогачеве одна. Ей тоже тяжело, поэтому когда возвращаюсь, беру все хлопоты на себя: пылесошу, мою полы, варю борщ и чищу картошку. А когда собираемся семьей, стараемся больше никого не звать в гости. Даже в свой День Рождения телефон отключаю.

На прощание задаю вопрос:

— Будет Слуцк чемпионом?

— Не думаю. Вряд ли. Будем змагацца. Бой так точно дадим!

Текст: Наталья Тур (Слуцк)
Фото: семейный архив Павлова, СФК «Слуцк»

Добавить комментарий