Александр Сулима: «Меня привлекают человеческие истории»

«В разных профессиях встречаются очень разные люди: и эрудированные собеседники, и глупцы. У футболистов просто меньше свободного времени, которое можно посвятить саморазвитию», — утверждает тренер молодежной сборной страны и известный футболист Александр Сулима. Его образ — это развенчание расхожего мифа о спортсменах, далеких от искусства. «Большой Футбол» вместе с Александром заглянул в один из столичных магазинов Oz.by и выбрал книги, которые тренер непременно советовал бы прочесть каждому, а заодно и расспросил об изданиях, занявших важное место в его домашней библиотеке, о воспитании будущих футболистов в Академии и путешествиях с семьей — получился своебразный свод правил жизни самого читающего игрока страны.

Футболисты очень разные, но многие, как сказал в одном интервью Александр Сулима, больше рассказывают о тусовках, нежели ведут интеллектуальные беседы. Посмотреть на футболистов с другой стороны помогает наш собеседник.

Фото: © Марина Павлова
Фото: © Марина Павлова

Воспитанники Академии футбола читают мои интервью, а потом читают мои любимые книги, о которых рассказываю журналистам. Я заставляю ребят знакомиться с литературой, потому что, сталкиваясь в тренировочном процессе с детьми, которые чем-то увлекаются, неплохо учатся, я замечаю, что они хорошо схватывают тот материал, который я предлагаю на тренировках. Им не нужно по сто раз объяснять одно и то же — они впитывают информацию очень быстро.

Я работаю с ребятами 2002 и 2003 года рождения, которым сейчас ­15-16 лет. К сожалению, далеко не все читают, но один парень обратился к Ремарку и Драйзеру. Пока не говорил, нравится ему или нет.

Фото: © Марина Павлова

Топ-6 книг,
которые украсят библиотеку футболиста
и не только

Мы планировали составить топ-5, но Александр и тут решил всех удивить и сказал, что книг должно быть непременно шесть. Здесь нет ни одной биографии известного спортсмена или модной мотивационной брошюры, зато есть Библия, сложная история о холокосте, жизнеописания Гогена и Ван Гога и американская классика.

«Так получилось, что меня стали окружать эти книги и то, что с ними связано. Сначала что-то приводит к истории, и после прочтения всегда следует какое-то жизненное продолжение…

Фото: © Марина Павлова

Библия

Это настоящая азбука, основа всего для религиозного человека, а я воспитывался в католической семье. Поэтому для меня очень важно было прочесть Библию, потом перед каждой игрой перечитывал какие-то ее фрагменты. Это основа понимания добра и зла, даже основа искусства. Без Библии никогда не поймешь, например, Булгакова. Если мы говорим о художниках, то это Рембрандт — «Возвращение блудного сына», Шагал — «Библейское послание». Мне хотелось во всем этом разобраться. К счастью, моя жена Анна — человек искусства, и оно сопровождает меня по жизни и очень важно для меня.

Если ты дружишь с Библией, она научит тебя многому.

Фото: © Марина Павлова

Анатолий Кузнецов
«Бабий Яр»

Речь идет о холокосте. Близко с этой темой столкнулся, когда Аня ставила спектакль, хотя со всеми историческими фактами я был знаком и до этого. Потом мы посетили Освенцим, я много всего читал в интернете и наконец взял эту книгу в руки.

Фото: © Марина Павлова

Эрих Мария Ремарк
«Триумфальная арка»

Продолжает тему войны. Многие начинают читать Ремарка с других произведений, но я выделил именно это, потому что благодаря ему «заразился» этим автором. Семь лет назад, в 2011 году, я был на отдыхе, что там еще делать, как не читать на пляже или по вечерам? Первая книга, которая попалась мне, как раз и была «Триумфальная арка». Мне жена то и дело дает ту или иную книгу: обычно после прочтения она понимает, что мне тоже понравится, и делится. Так получилось и с Ремарком.

Фото: © Марина Павлова

Сомерсет Моэм
«Луна и грош»

Сейчас вспомню… (перелистывает страницы). Дега, Сислей… Да! Эта книга о Гогене. Библия много может сказать об искусстве — и все перекликается, в том числе и с Моэмом. Мы с семьей, женой и сыном, стали часто путешествовать, в разных странах посещать самые разные выставки — и мне захотелось познакомиться ближе с людьми, которые написали все эти картины.
Эта книга попала ко мне по рекомендации жены. Произведение о художнике, который был серьезным биржевым маклером и жил безбедно, но в один миг все бросил и стал себя пробовать в искусстве. Мне нравятся люди целеустремленные, одержимые высокими идеями.

Фото: © Марина Павлова

Ирвинг Стоун
«Жажда жизни»

Эта книга о Ван Гоге. Он и Гоген — два друга, и все снова переплетается. Прочитав эту книгу, мы решили посетить французский город Арль, где долго жил Ван Гог. Побывать в лечебнице, где он провел последние годы жизни. Завораживает то, что Ван Гога никто не понимал, а сейчас его произведения стоят безумных денег. Меня привлекают человеческие истории — они ко мне будто бы прилипают.

Фото: © Марина Павлова

Теодор Драйзер
«Американская трагедия»

Самая новая для меня книга в этом списке, я ее прочитал примерно полгода назад. Она мне очень понравилась, и я попросил Анну купить еще Драйзера, тогда она в букинисте нашла полное собрание сочинений за какие-то копейки! Правда, пока я не начал изучать его: банально не успеваю, очень много тренировок.

Фото: © Марина Павлова

Правила жизни
Александра Сулимы

Чтобы наступило завтра, нужно что-то делать сегодня — понял я и увлекся литературой и искусством. Сознание того, что нужно развиваться и учиться, пришло в зрелости. В детстве мне казалось, что все легко и быстро, и завтра никогда не наступит.

Я не читаю в электронном виде — люблю бумажные книги. Дома их очень много, мне кажется, даже больше, чем в этом книжном. Книгами занимается жена, у нас три огромных шкафа, в которые все равно ничего не помещается: книги лежат на комодах, на столах — везде. Я иногда ругаюсь, предлагаю собрать все в одном месте, но это бесполезно. Есть то, что мы взяли у родителей: я у своих, Аня у своих присмотрела. Она часто посещает букинистические магазины и всегда приходит оттуда с книгой, а чаще даже две-три приносит. Всегда находит что-то «очень важное и очень интересное». Она читает все, например, очень много по театральной режиссуре — по специальности. Я даже как-то сказал ей: «Если мы вдруг куда-нибудь уедем, как мы всё это увезем?»

Раньше перед играми я читал Библию. Всегда. А сейчас я анализирую своих воспитанников, наблюдаю за тем, как они играют. Я не могу вспомнить, помогла ли мне какая-то конкретная книга в игре, но могу точно сказать, что Бог мне часто помогает.

Мой сын тоже читает, правда, чем старше становится, тем сложнее его заставить. Сейчас он закончил десятый класс, и становится все труднее находить с ним общий язык. Он многое отторгает, воспринимает не все. Сейчас работает за компьютером, занимается фрилансом. Не знаю, что будет потом. В спорт он не пошел, а вот в спектаклях у жены играл, даже был на гастролях в Милане и Франкфурте.

Мы путешествуем по местам, связанным с искусством. Я не люблю просто лежать на пляже: если мы едем в Ниццу, то знаем, что можем подняться в Сен-Поль-де-Ванс, где жил Марк Шагал. В скольких странах я побывал не знаю, но если нашей семье понравилось место, мы можем в него вернуться.

Попав в Нью-Йорк, невозможно не посетить Метрополитен-музей. Бакст, Шагал, Модильяни, Сутин, Ван Гог… Музеи — это обязательный пункт посещения моей семьи в любом путешествии. Сын всегда спрашивает, когда мы приезжаем куда-то: «Сколько музеев у нас запланировано?» (смеется)

Шри-Ланка — это то место, которое впечатлило меня очень сильно. Буддизм — это совсем другое ощущение жизни. И Франция — очень красивая природа, не зря там всегда было столько художников. Кстати, в Вашингтоне удивило количество музеев, тот же Музей холокоста, Национальная галерея — полотна Матисса, Гогена, Да Винчи…

Когда ездишь с командой, посещать музеи и достопримечательности нет времени. Каждый день расписан: теория, обед, практика. Прогуляться есть возможность, но не более.

Понимание футбола, хода игры — это тоже начитанность. Образование позволяет лучше чувствовать определенные моменты, ты на многое смотришь под другим ракурсом. Я заметил, что разносторонне развитый ребенок лучше понимает и сам футбол, и тренера.

Фото: © Марина Павлова

Моя главная задача — развитие моих воспитанников. В том числе и с помощью книг. Чтобы к ним приходило понимание жизни, а не только игры. Какие конкретно книги они будут читать — не так важно. Наверное, если мой ученик увлечется в 15 лет эзотерикой, я скажу ему: «Рановато, давай подождем. Она мешает тебе думать о футболе». Я могу только направлять, а выбор — сугубо их прерогатива.

Автор: Евгения Логуновская
Марина Павлова

Добавить комментарий